Сергей Сафонов (mnpl) wrote,
Сергей Сафонов
mnpl

И вы пишете про кристаллы, и выход вещества. В клубах играет Леди Гага, над облаками горят звезды, по улице идет предпоследний троллейбус. Это не интересно, кто же будет читать про троллейбус и звезды. И вообще. Наука гораздо круче. Сразу видно, что все ничего не поняли, но восхитились. Им бы тоже почитать хоть википедию, пару месяцев, и тогда поймут. Кое-что. Если захотят, и вообще кто будет читать википедию пару месяцев?



Мы пробираемся через грязь, поднимаемся по серым ступенькам. Перед входом висит мемориальная доска, но разобрать надписи на ней не получается. За тяжелыми резными дверями - полумрак, и отчетливый запах сырости, впереди - огромная лестница, и закрытые досками прогалы в перилах. Там, где была шахта лифта. По сторонам - длинные пустые коридоры с открытыми дверями. Спускаемся к открытому настежь запасному выходу по сильно обглоданной лестнице, стараясь не упасть с нее.

Во внутреннем дворе лежат баллоны газовой сварки, и гора разбитых рам, которые сбрасывают с верхних этажей. Алексей отпирает дверь, за ней нас встречает резкий кислый химический запах. В коридоре совсем темно, а у нас только старый хреновый фонарь, и мой телефон. Но их хватает.

На полу куча бумаг, дискет, проводов и каких-то приборчиков. Вытаскиваю из этой кучи слайдик с какой-то химической формулой. Он четкий и качественный. Там таких много. На полках шкафов лежат сыроватые коробки с огромными манометрами, и ремкомплектами для электроники. Стоят несколько упаковок термобумаги для самописца, запечатанные. В пенопластовых коробочках какие-то платы, радиолампы, и ртутные термометры. Всё новое и блестящее.

Кто-то насыпал посреди коридора кучу песка. Дальше еще шкафы, железные стеллажи с остатками установок, большими электромоторами, и разными ящичками. В шкафах опять бумага, банки с химическими веществами, и разные интересные приборы. За железной дверью в конце коридора что-то режут болгаркой.





На гвозде висит красивый градусник, у нас в лаборатории точно такой же, только с разбитой шкалой. Не снимается. Расшатываю гвоздь, он вытаскивается, градусник теперь будет у меня. На туалетах висят потрясающей красоты стеклянные таблички с изображением мужчины и женщины. Не взял отвертку, и открутить их не удалось.

Алексей подбирает ключи к большой черной двери, и мы заходим в комнату. Там полная темнота, стоят здоровенные лабораторные столы с колбочками, штативами, непонятными мне устройствами. На стенах щиты с розетками, и газовые трубки. Всё это просто оставлено, как будто вчера здесь работали, а сегодня не пришли.






Я беру моток миллиметровой лески, висящий на вентиле, слегка сжимаю его, и она хрустит и рассыпается. Испортилась. Присмотревшись, понимаю - это не леска, это тонкая стеклянная трубочка. Внутренний диаметр чуть ли не с волос. Целый моток. Пружинит, и ярко блестит. Сломал, жалко. Правда зачем она мне? А им - тем более. Стряхиваю осколки с руки.

В середине комнаты стоит большая полуразобранная установка с манометрами, трубками и обычными советскими школьными линейками, наклеенными для измерения уровня жидкости в трубочках.





На другом столе опять колбы, баночки, ртутные термометры со шкалой до 400 градусов. Бывает же.




Проходим еще по паре комнат. Всё почти то же самое. Разобранные установки, приборы. Даже вполне современный факс стоит на столе. Так много полезного, только не мне, а науке. Я ничего не могу с этим сделать, и ничего не забираю с собой. У меня остается только градусник, и щемящее чувство обиды и беспомощности.

Двери за собой не закрываем. В маленькой комнатке, где стоят несколько красивых установок, автомобильные аккумуляторы, и металлические шкафчики, складываем ключи в банку.




На всех дверях с обратной стороны висят папки с инструкциями. Во всех инструкциях список ответственных, и первой строчкой фамилия Алексея.




Он сам их составлял. Когда-то Алексей служил в роте почетного караула, и участвовал в парадах на Красной площади. Это было в совсем другой нашей стране.

Мы идем на выход.
На лестнице все тот же химический запах. Над площадкой висят остановившиеся часы. Я заглядываю на этаж выше, там тоже лаборатории, стены выложены плиткой и гораздо светлее. И тоже остатки установок.

- А что теперь будет с этим зданием?
- Наверно, офисный центр, или что еще можно из него сделать? Не знаю.
- Интересно, кто владелец.
- Какой-то мужик его купил.





Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment